ход расследования

19/01/2021
Мертвый муж дороже живого

У экс-супруга Ирины Полуэктовой Леонида Гайшука была достаточно характерная манера ведения бизнеса: предприниматель старался все контролировать лично. Доверял только близким — крестнику Олегу Волошину, который большую часть жизни провел рядом с ним и был его правой рукой, и жене Елене Байбековой, которая также помогала супругу в меру сил. Будучи не только владельцем, но и директором своих предприятий, Гайшук оформил на нее доверенности, действительные до 2025 года (доверенность-1, доверенность-2, доверенность-3). При этом у бывшей жены, которая никогда не имела никакого отношения к бизнесу группы компаний "Алексвуд", никаких прав ни на имущество, ни на собственность Гайшука, не было. 

Зато у Полуэктовой был гражданский муж — Сергей Вакуленко, с обширными связями в правоохранительных органах. Благодаря своим старым контактам в ГАИ, он сумел организовать очень доходный, но абсолютно незаконный бизнес на территории Харьковского Регионального Сервисного Центра МВД. Фальшивые медицинские справки, фальшивые автомобильные номера, незаконная регистрация автомобилей, изготовление поддельных заниженных оценок автотранспорта с целью не уплаты налогов – вот далеко неполный перечень услуг, предоставляемых организованной группой Сергея Вакуленко. Подробное расследование этой деятельности провела харьковская Общественная организация «Громадський контроль діє» (ознакомится с результатами расследования можно ЗДЕСЬ).

25 ноября 2020 года по собраным общественниками материалам Харьковской областной прокуратурой было зарегистрировано уголовное производство № 42020220000000568 по признакам ч.1 ст.364 УК Украины, расследование которого осуществляет ТУ ДБР в г. Полтава. Однако, как сообщается в расследовании ГО «Громадський контроль діє», у Вакуленко есть близкий друг — Олег Орестович Максимович, который занимает пост заместителя начальника Следственного управления ГУНП в Харьковской области. Ряд фактов, действительно, указывает на покровительство последним преступной деятельности Вакуленко.

Узнав о смерти Гайшука и о том, что большая часть всего оставшегося после усопшего имущества может достаться одинокой беззащитной вдове и ее малолетним детям, приятели решили вдову с детьми «отодвинуть в сторонку», а имущество отобрать, используя в качестве инструмента старшую дочь предпринимателя, Марию, наследницу небольшой части имущества. 

Собственно, вначале, надеясь на беспомощность вдовы, в дело вступила Ирина Полуэктова. Ход был придуман забавный, хоть и совершенно абсурдный.

Ирина Анатольевна в июле 2020 года обратилась в Октябрьский суд Харькова с заявлением о восстановлении срока на подачу заявления об отмене заочного решения суда о разводе тринадцатилетней давности. Фокус был в чем – Ирина Полуэктова решила ввести суд в заблуждение и, несмотря на то, что ранее в различных процессах и инстанциях ссылалась на развод с Гайшуком Л.Л. в 2007 году и фактический разрыв отношений с июля 2006 года, в июле 2020 года заявила, что, оказывается, ей ничего не было известно о бракоразводном процессе и она продолжала с ним жить одной семьей до самой смерти. Если бы суд пожелания Полуэктовой выполнил, то она становилась не бывшей женой, а вдовой, и ей по закону принадлежала половина всего имущества Гайшука, как совместно нажитое в браке. Еще четверть из оставшегося полагалась бы ей и четверть — ее дочери Марии, как наследницам первой очереди. Оставшиеся две четверти (от половины) достались бы сыновьям Гайшука от второго брака. Более того, Полуэктова утверждала, что один из сыновей никакого отношения к Гайшуку не имеет, посему вторую часть имущества нужно делить на троих – на нее, дочь и, так и быть, на одного сына Байбековой. Полуэктова даже пыталась сделать все, чтобы не допустить проведение биологической экспертизы для установления отцовства Гайшука над сыном Бениамином. 

Но в целом Ирина Полуэктова пыталась доказать, что тринадцать лет она не знала, что разведена с Леонидом Гайшуком. Это при том, что возвращая себе девичью фамилию, она в 2012 году предъявила в ЗАГС свидетельство о разводе, добилась в 2014 году лишения родительских прав отца и в 2016 году вытребовала выплаты алиментов. Все дело было в том, что Ирине Полуэктовой просто хотелось получить имущество, которым по закону она завладеть не могла. Не могла, но очень хотела. 

Районный суд это желание Полуэктовой не удовлетворил, а окончательное решение по этому вопросу принял 21 декабря 2020 года Харьковский апелляционный суд. Именно это решение Харьковского апелляционного суда от 21 декабря 2020 года было своего рода спусковым крючком по рейдерскому захвату завода умершего Гайшука по изготовлению ламината и линолеума. Очень привлекательной показалась чете Вакуленко-Полуэктова возможность овладеть структурой с миллионными оборотами, да еще и реализующим свою продукцию за валюту на экспорт.

СООБЩИТЕ О КОРРУПЦИИ
Найди управу или продолжай мириться с несправедливостью
При желании вы можете оставаться анонимным.